Например, Алексей Иванов
Помнить меня
на этом компьютере
Напомнить пароль



Марина Скугарева
Арсен Савадов
Василий Цаголов
Виктор Сидоренко
Александр Ройтбурд
Олег Тистол
Дмитрий Кавсан

 

Олег Голосий

Александр Животков

Дмитрий Кавсан

Петр Лебединец

Павел Маков

Тиберий Сильваши

Александр Сухолит

Олег Тистол

Оксана Чепелик

Александр Бабак

Петр Бевза

Андрей Блудов

Владимир Будников

Глеб Вышеславский

Александр Гнилицкий

Александр Дубовик

Анатолий Криволап

Александр Ройтбурд

Виктор Сидоренко

Василий Цаголов

Илья Чичкан

Василий Бажай

Сергей Братков

Марко Гейко

Арсен Савадов

Николай Бабак

Матвей Вайсберг

Александр Клименко

Борис Михайлов

Юрий Соломко

Владимир Бовкун

Николай Журавель

Илья Исупов

Павел Керестей

Николай Кривенко

Иван Марчук

Олег Пинчук

Андрей Чебыкин

Александр Агафонов

Анатолий Валиев

Галина Неледва

Константин Реунов

Олег Кулик

Алексей Литвиненко

Сергей Панич

Александра Прахова

Влада Ралко

Михаил Рева

Александр Ридный

Валерия Трубина

Татьяна Яблонская

Игорь Янович

Эдуард Бельский

Зоя Лерман

Максим Мамсиков

Ольга Петрова

Игорь Подольчак

Евгений Прокопов

Виктор Рыжих

Марина Скугарева

Оксана Стратийчук

Галина Григорьева

Роман Жук

Владимир Кожухарь

Александр (Лесь) Подервянский

Кирилл Проценко

Роман Романишин

Владислав Шерешевский

Татьяна Голембиевская

Михаил Демцю

Александр Друганов

Евгений Лещенко

Любомир Медведь

Анатолий Тертычный

Леся Хоменко

Алексей Аполлонов

Юрий Багалика

Сергей Гай

Борис Егиазарян

Жанна Кадырова

Николай Малышко

Николай Маценко

Вачаган Норазян

Тарас Полатайко

Анатолий Твердый

Андрей Цой

Николай Билык

Людмила Бруевич

Леонид Козлов

Анна Криволап

Андрей Полоник

Василий Рябченко

Лев Синькевич

Никита Кадан

Сергей Лыков

Валентин Попов

Сергей Савченко

Илона Сильваши

Михаил Гуйда

Александр Матвиенко



Александр Клименко



19 марта 2010 19:19

Сообщение от 19 марта 2010, 19:13

Решил здесь выложить один из своих последних текстов, тем более что он обращен как ко всем деятелям культуры, так и тем, кто любит и ценит современное искусство.


Дар свободы духа
(открытое письмо к деятелям культуры)

Начиная текст, адресованный художникам, философам, арт-критикам, коллекционерам, я не могу не сказать вначале о том, что очень глубоко затронуло и заставило задуматься всех нас. И приношу извинения за эмоциональность и неакадемичность, но я намеренно писал этот текст именно как открытое письмо к друзьям и единомышленникам, потому что не хотелось искренние слова заключать в прокрустово ложе научного стиля.
Ушёл Саша Гнилицкий – один из самых значительных украинских художников за последние сто лет. Для нас, он не только замечательный, виртуозный живописец, романтик и эстет, но и наш товарищ, символ нашей эпохи, молодости, насыщенной бурными драматическими событиями и переменами. Не смотря на все испытания переломного времени, Саша сохранил и пронес самое главное, чем было отмечено это время и лучшие люди нашего поколения – дар свободы духа.
К глубокой и цельной личности Гнилицкого очень точно подходит булгаковское определение – Мастер, и не только из-за особенной лёгкости и артистизма его картин, манеры держаться, но и потому, что он был мудрым мыслителем, редким носителем подлинно высокой европейской культуры.
Эта страна почти ничего не знает об этом. Мы все очевидно не нужны сегодняшней близорукой и недалёкой власти временщиков. Наверное, потому, что непонятны, космополитичны, излишне образованы, а значит, подозрительно самостоятельны и свободолюбивы.
Нам, деятелям культуры, кому уже хорошо за сорок, как было и Саше Гнилицкому, явно не удастся навязать никакой наспех слепленной и ущербной националистической идеологии, потому, что мы видели и пережили падение империи, испытали и с честью выдержали прессинг несравненно более мощной репрессивной машины тоталитарного государства в СССР, чем та, которая только начала формироваться сегодня в Украине. Они понимают, что нас не переделать, мы слишком хорошо знаем, что свобода духа – это то единственное, что у нас есть. Мы помним, что всё остальное сомнительно, недостоверно и может разрушиться, разлететься в одночасье, как карточный домик. И поэтому мы им не подходим, не нужны, и они нас не пока трогают. А может быть – и, слава Богу.
У Саши Гнилицкого так никогда и не появилось никакой официальной мастерской в Киеве, этот город, как и страна, ему дали так мало при жизни. Он, как и многие до него, как Кандинский, Архипенко, Бурлюк, Экстер был вынужден уехать за границу. Он уехал, потому что на родине было холодно и неуютно и потому, что был прирождённым гражданином мира. Но, если у этой страны есть красивое будущее, в которое я верю, то она обязательно будет гордиться его именем.
А пока нам грустно, что сегодня нет такого места, где можно было бы открыть квартиру музей Саши Гнилицкого. Разве что на легендарной Парижской коммуне.
«Лицом к лицу лица не увидать, большое видится на расстоянии»: писал когда-то Есенин. Даже нам, тем, кто много лет был рядом с Мастером, только сейчас стало ясно, что именно личность Гнилицкого, его человеческие качества, его всегда открытые комнаты в общем сквоте Паркоммуны были тем важным и незаменимым центром, который всех нас объединял, принимал и примирял, давая возможность находиться вместе.
В 90-х, незабвенное время молодости, все мы были бунтарями и индивидуалистами, все были горделивы, тщеславны без меры. Без Сашиной буддийской толерантности, его ироничной, несколько отстранённой дистанцированности просто не осуществилась бы та уникальная общность свободы, которая царила на Парижской коммуне и, которая стала символом нашей молодости, нашей эпохи.
Подчёркнуто выпрямленная осанка Гнилицкого, гордая посадка откинутой назад головы не допускала излишней фамильярности и пустословия. Своим внимательным и одновременно бесстрастным взглядом медиума, Саша всего на мгновение, пронзительно, серьёзно и, в то же время, немного безразлично, как будто издалека, как какой-нибудь тибетский монах, вглядывался в собеседника, и окружающая суета отступала. А его фирменная ироничная и насмешливая улыбка, которая вечно играла на его лице, язвительный, и в то же время, самокритичный смешок не оставляли никакого места вульгарности и ложному пафосу первенства.
Откуда, из какой дали прошлых перерождений смотрел он на этот мир? Не знаю, но хорошо помню, как потрясла его в своё время Тибетская книга мёртвых, которую я предложил ему почитать. Когда он описывал свои впечатления, он был взволнован, как будто вспомнил что-то очень важное и давно знакомое, забытое в долгих странствиях в Безмерном. В этот момент даже постоянная защитная маска иронии, под которой он скрывал свою душу романтика, на мгновение осыпалась, как ненужная шелуха и выражение лица стало просветлённым и радостным. А совсем недавно, когда Саша заходил ко мне в мастерскую, он рассказал об очень сильном и странном воздействии, которое произвела на него поездка в Монголию, куда его пригласил монгол, который учился с нами когда-то в художественном институте в одной группе.
Главной чертой характера Гнилицкого была именно эта необъяснимая, таинственная, а я бы сказал восточная терпимость, которая позволяла всем нам быть самими собой, разными, свободными и в то же время быть рядом, вместе, общаться между собой в его гостеприимной мастерской. В мудрой и ироничной отстранённости от банальной суеты жизни заключалось огромное обаяние и харизма его личности.
Нет сегодня уже и улицы с таким названием – «Парижская коммуна», всё осталось только в наших воспоминаниях. Но есть огромное множество картин того времени, написанных всеми нами. Они существуют – эти картины, они останутся после нас. Возможно, это и есть главное, что произошло со всеми нами.
Наш круг составляли не только те художники, кто жил и работал на Паркоммуне, но также другие представители нашего поколения, с кем мы постоянно общались, обмениваясь идеями, мыслями, с кем участвовали в совместных выставках.
Жаль только, что разошлись, разлетелись почти все картины того периода в коллекции в разных странах. Но если когда-нибудь провести действительно профессиональную выставку того времени, терпеливо собрать из частных коллекций то, что возможно, то, даже при том, что многое не удастся найти, выставка будет огромной – сотни и сотни большеформатных, музейного размера и качества картин! И я уверен, что если такая выставка будет организована хорошо, а не наспех, то это будет событие национального масштаба.
Ведь только один Саша Гнилицкий писал иногда, в некоторые, особенно вдохновенные периоды своего творчества по одной картине три на два метра в день. Бывало, только что вечером пили чай, разговаривали допоздна, а утром зайдёшь в гости и видишь на стене уже новую, полностью законченную работу, которая так замечательно пахнет свежей масляной краской. Эти постоянно появлявшиеся картины у всех художников Парижской коммуны, каждый раз неожиданные и непредсказуемые, были как волшебство – воистину, чудесное, благословленное время.
Министерство культуры умудрилось не иметь в коллекции ни одной картины Мастера, не издано ни одного каталога этого гордого, но честного и скромного художника, который по завещанию Булгакова никогда ничего не попросил.
Только вдумайтесь – у Гнилицкого так и не появилось персонального альбома при жизни, даже после того как он был звездой украинского павильона на Венецианской бьеннале! Ничего. Тишина. Это отношение режима ко всем нам. При этом, сотни тысяч гривен то же самое министерство годами выделяет одному одиозному певцу, безвкусная самодеятельность которого является оскорблением для всех деятелей культуры в нашей стране, для всех, кто, обладая минимальным вкусом и образованностью вынужден переключать эту невыносимо гнусную пошлятину на телеэкранах.
Ни мастерской, ни каталога, ни наград, ни отличий, ни единого звания! И это в тот момент, когда несколько наглых и назойливых штамповщиков кича, известных всей стране своим бесцеремонным и навязчивым присутствием в телеэфире издали уже с десяток фолиантов своих «шедевров».

Такое положение дел – пощёчина торопливой, суетливой и мелкотравчатой реальности Украины последних десятилетий. В то время как политики, которые просто не могут предложить никакой конструктивной модели будущего гипнотизируют и заклинают сами себя и свой электорат движением в Европу, они не замечают явлений культуры европейского уровня, которые вопреки обстоятельствам уже существуют в нашей стране. На самом деле такое положение дел абсолютно невозможно, даже совсем рядом, в России, которую некоторые наши ура патриоты называют «азиатской». А всё оказывается прямо наоборот – как раз там лучшие художники, признанные в мире уважаемы обществом и властью в своей стране.
Более пристальное сравнение в области современного искусства для нас и вовсе убийственно, как недавно, в конце 2009 года, доказала блестяще организованная и проведенная в Москве, в музее современного искусства выставка Олега Тистола. Не у нас в Киеве, а у них, у москалей состоялась первая, масштабная, профессиональная выставка одного из лучших украинских художников. Россияне всё отлично подготовили и оплатили. Даже не хочется углубляться в эту тему, единственное, что просто колит глаза неприятным и оскорбительным контрастом с украинской ситуацией – огромное количество издаваемых книг по современному искусству – каталогов, монографий и исследований творчества современных художников.

Возвращаясь к Саше Гнилицкому, мне кажется важным сказать, о том, что для нас он просто был таким, каким и должен быть настоящий художник – никогда особенно не лез в экран, не суетился, не был одержимо озабочен карьерой и деньгами. Саша счастливо и безмятежно странствовал духом в Беспредельном, блаженно писал свои романтичные, проникновенно грустные и созерцательные, как стихи Осипа Мандельштама, картины.
Жаль, что об этом удивительном, необыкновенном художнике и человеке, его творчестве, взглядах знает так мало людей в этой стране. Это было бы полезно для развития вкуса и общей культуры, для осознания того, что нам есть чем гордиться.
Саша и ушёл так же честно и скромно, как жил, не терпя вульгарности и фальшивого пафоса. Ушёл слишком рано, и всё же, в будущую историю искусства Украины он уже вписан навсегда самим качеством своего искусства. Я написал – и всё же – и вспомнил, о великом хайку Иссе:

Наша жизнь росинка
Пусть лишь капелька росы наша жизнь
И всё же!

Пускай по общенациональным каналам в этот самый момент вновь кривляются и что-то вещают о своём искусстве самодовольные и крикливые невежды. Это не их время – это эпоха, уже ушедших от нас Олега Голосия, Саши Гнилицкого, Лёни Вартыванова. Это наше время – тех художников, кто живёт и работает сегодня – Арсена Савадова, Олега Тистола, Васи Цаголова, Виктора Сидоренко, Саши Ройтбурда, Марины Скугаревой, Кости Реунова, Николая Маценко, Максима Мамсикова, Юры Соломко, Ильи Чичкана, Валерии Трубиной, Димы Кавсана, и других авторов нашего круга.
Эпоха тех немногих героев, кто в маргинальной стране, в опереточное время в чудовищных условиях разрухи, нищеты, безверия и искушений переломной эпохи остался художником. Живя и работая среди непонимания и враждебности косного окружения, в окружении безвкусных провинциальных мещан и нуворишей герои нашего времени создавали и создают шедевры европейского класса и мощи. Уже и сейчас это понятно многим, но с каждым годом эта правда об уникальности поколения 90-х будет проясняться все отчётливее и определённей.
Также необходимо сказать, что это время и тех художников, которые всегда были где-то недалеко от нас, жили и работали параллельно с нами, в одно время. Они хоть и исповедуют немного другие творческие и пластические концепции, но создают искренние и высокопрофессиональные произведения. Паша Маков, Анатолий Криволап, Тиберий Сильваши, Саша Животков, Володя Будников, Влада Ралко, Андрей Блудов, Глеб Вышеславский , Петр Бевза, Лёша Летвиненко, Петр Лебединец и др.

Многие талантливые люди сдались и сломались под нечеловеческим давлением и сопротивлением обстоятельств переходного времени, которое с полным правом можно назвать безвременьем. Кто-то из художников бросил поле боя, сбежав в сытый и благополучный архитектурный дизайн, некоторые особенно беспринципные умудрились подвизаться даже политтехнологами, а большинство, попросту потихоньку спиваются, скатившись в сладкий и приторный фигуративный салон и кич, угодливо подстраиваясь под примитивные запросы тех, кто платит.
Поэтому, те немногие титаны, избранные, кто упрямо, иногда почти бессмысленно продолжали и продолжают, не смотря ни на что, создавать большое искусство мирового уровня и жить им, ошибаясь, падая и вставая, заслуживают того, чтобы остаться в истории искусства. И останутся – и как всегда по справедливости.
Национальный музей с колонами и чудесными львами у входа тоже не приобрёл ни одной картины Гнилицкого. И это в тот момент, когда его картины украшают коллекции в Европе, Америке, России, многие лучшие коллекции на Украине! Конечно, это не нежелание искусствоведов и профессиональных музейщиков, а всего лишь самодурство абсолютно некомпетентного чиновника, которого назначили директором музея. Более того, после того, как в этот замечательный музей пробрался на должность директора этот неудавшийся художник, ни у одного из нас не было никаких выставок в этом музее! Ни у кого из Парижской коммуны! Ни у Савадова, ни у Цаголова, Тистола, Ройтбурда и других. Ни групповых, не персональных – уже лет с десяток. Я уже даже не говорю о том, что создав Фонд поддержки музея из коллекционеров Игоря Воронова, Дмитрия Андриевского и других господин директор музея успешно использует их в своих целях, даже не попытавшись организовать приобретение наших картин.
Вдумайтесь только в тот факт, что уже упомянутый выше, профессионально не пригодный директор музея, о художественных достижениях которого никто никогда не слышал, уже получил в нашей стране звание академика, как художник! Савадов, Цаголов, Гнилицкий, Тистол, Ройтбурд – не академики, вообще не имеют никаких званий, а ни кому не известный художник и по совместительству директор музея – академик. О «великом» творчестве господина директора регулярно пишет подведомственный ему журнал музея и никогда, ни разу, ни строчки о Гнилицком, Савадове, Цаголове, Тистоле, Ройтбурде!
Последним же апофеозом непрофессионализма, насмешкой над всем нашим поколением, насмешкой над уровнем и масштабом явления, стала второпях организованная музеем, недавняя выставка «Новая украинская волна». Она была неприлично поспешной, не полной и куцой по подборке картин, как будто кто-то намеренно хотел серьёзное и мощное явление в истории украинского искусства представить в не выгодном свете.
Уже просто совсем невозможно было игнорировать международное признание художников нашего круга – Венецианскую Бьеннале, Кассельскую Documenta, аукционы Sotheby's, Christy's, Phillips de Pury, покупки музеем МОМА в Нью-Йорке, музеем Metropolitan и многое другое. Надо было формально организовать выставку, да и спонсоры деньги дают именно под эти имена. Но при этом незнание, неумение и непонимание, граничащее с откровенным недоброжелательством и саботажем, продемонстрированное на этой выставке директором музея стало для всех участников проекта очевидным приговором господину лжеакадемику-лжедиректору, приговором который будет приведен в исполнение самой историей в самое ближайшее время.
Особенно возмущение всех ведущих деятелей и участников процесса развития современного искусства вызвал тот факт, что директор музея, чиновник, не будучи искусствоведом позволил себе оказать давление на подчинённого ему куратора выставки и выступить против воли ведущих искусствоведов и художников страны, тех, кто компетентен и в отличии от него хорошо знает этот период современного искусства Украины. Он заставил куратора некоторых неугодных ему авторов убрать из проекта, и добавил несколько художников, кто ему мил, но объективно не имеет отношения к этому явлению.
До тех пор, пока на символически важной должности директора Национального художественного музея находиться некомпетентный человек – это стыдно и опасно, а если при этом это ещё завистник и самодур, позволяющий себе вредить и мстить нелюбимым им художникам, очевидно истово ненавидящий вообще всех нас, только потому, что мы другие чем он, не понятные для него и успешные – то это делает невозможным нормальное развитие современного искусства в нашей стране.
Увы, вот так и вынуждены жить, тратить священное время, которое приходиться преступно отрывать от творчества, на сражения с невеждами, мелкими и подлыми недоброжелателями, барахтаясь как в сетях, в профанических и банальных заботах. Уставая от суеты, забываем о Безмерном, не успевая даже задуматься о том, что же всё таки нам так важно понять и успеть совершить перед лицом Вечности.
Преждевременный уход Саши Гнилицкого ясно высветил для всех нас, что пришло время вспомнить о самом главном, понять, кто мы, для чего мы призваны. Кроме всего прочего, в частности, история незаметности фигуры Мастера для власти учит необходимости объединиться для противостояния нашим общим недругам, тем, кто не любит и не понимает современное искусство, страстно ненавидит нас за свободу духа, завидует нам и пытается очернить или использовать в своих целях всё, что для нас свято. И это тоже очевидный признак масштаба личности, когда даже уход «благородного мужа», как говорили в древнем Китае, заставляет задуматься и учит чему-то наиважнейшему.

Дорогие мои друзья и современники – художники, философы, искусствоведы, коллекционеры. Эта история – наша общая история, одновременно трагическая и прекрасная, ещё не закончена, но уже превращается в легенду. Некоторые её участники слишком рано ушли от нас, но мы их помним. Сегодня мы уже ясно видим и понимаем, что в любом случае связанны навек единым кружевом судьбы, прожитым рядом временем и историей.
История ещё продолжается! Ткань судьбы всё ещё ткётся из прошлого в будущее, а узор её меняется на наших глазах. Пока мы здесь всё можно изменить к лучшему.
От того, как мы напишем продолжение истории, как завершим её, будет зависеть смысл и значение того, что же собственно уже произошло со всеми нами. Было ли в этой истории что-то героическое, возвышенное, красивое, оправданы ли наша вера во что-то большее, наша страсть к свободе духа и творчеству.
Станет ли история коллективных мастерских «Парижской коммуны» в Киеве такой же яркой и воодушевляющей, как например, очень во многом похожая история про замечательных художников, их жизнь и творчество в другой, прекрасной стране, в другое время – в «Улье», на Монпарнасе, в Париже. Мы должны рассказать миру и нашей стране о нашей истории.
Сегодня мы, художники, вновь должны работать со всей возможной яростью и страстью, со всей священной серьёзностью и ответственностью перед нашим прошлым, перед нашими товарищами, которые уже ушли. Теперь и их история, их память зависит уже только от нас, тех немногих, кто ещё здесь. Так много одиночества, боли, страданий, пустоты и несправедливости, забвения и бессмысленности в этом мире, что мы просто должны, обязаны противопоставить этой подкрадывающейся исподволь тьме красоту и осмысленность искусства, радость дружбы и любви, высокую миссию судьбы.
Мы должны осознать, что связаны навек единственным отпущенным нам Богом временем жизни на изломе тысячелетий, нашей уникальной эпохой, нашим поколением. И так же, как основы огромных состояний были заложены в 90-е, так и те несколько лучших художников, среди которых, несомненно и Саша Гнилицкий, возможно самых значительных художников за всю историю этой территории, сформировались под воздействием грандиозных исторических событий, свидетелями которых мы стали.
Времена нашей молодости совпали с уникальным периодом эпохи, который как атмосферным электричеством в грозу был перенасыщен невиданной энергией перемен и духом свободы. Именно поэтому через это горнило неописуемых испытаний 90-х вышли победителями только большие и сильные личности.
Украинским миллиардерам и миллионерам также важно вспомнить, что это и их жизнь разворачивалась в 90-х, они также обязаны этому уникальному времени свободы, времени огромных возможностей всем, что имеют.
И единственный способ выразить благодарность этому судьбоносному и счастливому для них времени – это сохранить воспоминание о нём для потомков и истории, прославить эту эпоху. И сделать это они должны просто в первую очередь для себя – потому, что это их время, единственное и неповторимое, ностальгическое время молодости, надежд и дерзновений, которые, слава Богу, осуществились.
А сделать это они могут, только коллекционируя, представляя и популяризируя у себя на родине и во всём мире то героическое и уникальное искусство своей страны, которое создавалось рядом с ними, иногда где-то совсем близко, может быть на соседней улице, в то же самое время, когда и они строили свои бизнес империи.
Уверен, что по примеру ведущих мировых коллекционеров, коллекционирование призведений современников и соотечественников может принести нашим олигархам особенное, тонкое и ностальгическое удовлетворение. А не только и не столько купленный ими очередной Херст, Аниш Капур или Питер Дойг за 5 миллионов долларов. Ведь это всё же чужой, непонятный Дойг, выросший совсем в другой стране, не знавший и не видевший воодушевляющих и абсурдных парадов на Красной площади, не слушавший Голос Америки ночью, не испытывавший почти религиозного экстаза от пластинки Пинк Флойд, не читавший книги по философии в самиздате и не видевший многого другого, стыдного – купонов, братков в спортивных штанах, не переживший всей этой экзотики, опасности и в то же время яркости жизни.
Собственно я конечно не против хорошего и интересного художника Питера Дойга, но как при этом можно ничего не знать о короткой, но ослепительной жизни и судьбе Олега Голосия? Покупая за огромные деньги Дойга, не иметь в коллекции не менее психоделичных, чем у Дойга, и даже чем-то неуловимо похожих на него картин Голосия!? Увольте, но как-то это странно и неправильно.
Я убеждён, что очень скоро наши олигархи очнуться от гипноза преувеличенного восторга перед всем иностранным. Это пройдёт и они обязательно по-настоящему, всерьез возьмутся собирать и изучать современное искусство своей родины. Собственно этот процесс всё-таки уже начался, пусть понемногу, но всё же он набирает силу, появляются новые коллекционеры и ценители современного искусства.
Слава Богу, многие наши художники, наконец, тоже начинают понимать, что никакой индивидуальный прорыв к вершинам мирового признания попросту не возможен без существования некоего круга, группы художников, артикулированного явления, без поддержки национальной буржуазии. Таковы объективно сложившиеся условия, только так это происходит во всех странах мира.
При этом нужно учитывать, что нас это касается в особенной степени, потому что Украина – это не Франция, Германия или Англия –государства с богатейшей и славной историей культуры, известной и признанной во всём мире, и при этом ещё и с мощной экономикой и всемерной поддержкой своего национального современного искусства.
Мы не Китай, Япония или Индия – страны, которые всегда вызывали огромный интерес у всего так называемого западного мира, а сегодня, кроме экзотики, удивляют весь мир ещё и невиданным ростом экономики и агрессивной экспансией своего современного искусства.
Наше искусство только что зародилось и кроме сомнительного имиджа Чернобыля, оранжевой революции и пиара Голодомора мы пока ничем не запомнились миру. Из позитивного знают только братьев Кличко и Андрея Шевченко.
Никто не обратит на современное украинское искусство внимание, до тех пор, как мы сами, с помощью поддержки элиты национальной буржуазии не привлечём интерес пресыщенных и избалованных западных коллекционеров крупными и масштабными выставками в лучших музеях мира. Также совершенно необходимо, чтобы, опять же при поддержке отечественных коллекционеров современное украинское искусство регулярно появлялось и покупалось на ведущих мировых аукционах.
Усиливающееся цивилизационное противостояние, мировой финансово-экономический кризис, нарастающие, как снежный ком геополитические и экологические проблемы, наступление эры неопределённости – всё это создало очень жёсткие конкурентные условия, в которых продвижение своего современного искусства и художников на мировой арт рынок становиться делом чести страны, национальным проектом. Во всём мире популяризация национальной культуры осуществляется элитой бизнеса своего государства, по крайней мере, на начальном этапе, до достижения определённого уровня известности.
Наша заброшенность где-то в степях Евразии, невидимость, прозрачность, незаметность за заслоняющими нас грандиозными событиями эпохи перемен и большими странами чудовищна и мистична.
Невостребованость, недооценёность современного украинского искусства в мире пока всё ещё беспрецедентна и до конца не объяснима. И, очевидно, останется таковой ещё долго без наших совместных с элитой национальной буржуазии усилий, не смотря на очевидное для ведущих мировых экспертов высокое качество произведений некоторых представителей украинского contemporary art. Ибо таковы правила игры.
Интерес мирового арт бизнеса к современному украинскому современному искусству может быть спровоцирован и вызван только целенаправленными и последовательными действиями государственной власти, бизнес элиты и деятелей культуры. Также, как это происходит в других странах, где например Дамиан Хёрст – в определённом смысле национальный культурный проект Великобритании, или скажем Герхард Рихтер, Ансельм Кифер, а сегодня Нео Раух – Германии, и тд.
Только общими, системными, согласованными усилиями украинских художников, арт критиков, дилеров и коллекционеров мы можем представить миру историю о пассионарном взрыве, всплеске творческой энергии, который произошел в начале 90-х в Киеве. Можно создать на этой объективной основе красивую и экзотическую историю, легенду о восточноевропейском прорыве, о феномене «Парижской коммуны», или, ещё шире, об уникальной «Киевской школе». Каковы могут быть составляющие этого мифологизированного феномена? Украина как заповедник мастерства, академизма, философской глубины и даже духовности, цветы, расцветшие на обломках великой империи.
Или будет так, или не будет ничего значимого ни для кого по отдельности. Таковы законы сегодняшнего усталого и пресыщенного глобального мира с его многократно усилившейся войной идей и трендов, головокружительными сверхскоростями потребления и забвения.
Наша общая цель – выработать некую большую стратегию, сформулировать идею особенности современного украинского искусства.
Собственно, эта идея уже существует, так очевидна и естественна. Это идея уникальности представителей поколения 90-х, которые получили редкий и необыкновенный шанс жить и работать в двух мирах – в изолированном тоталитарном коммунистическом СССР и в глобальном, открытом капиталистическом мире, но по большому счёту остались свободными, как от наваждений первого, так и от суггестий второго.
Именно здесь истоки мастерства, интеллектуальной глубины ведущих художников поколения 90-х, творчество которых соединяет то лучшее, что несла советская академическая система образования с одной стороны, с самыми передовыми философскими и пластическими идеями всего современного культурного пространства с другой.
Мы объективно получили беспрецедентную возможность полной грудью вдохнуть воздух наполненный энергией свободы и перемен. Это удивительное наблюдение и переживание тайных процессов превращения колеса истории вызвало у нашего поколения невиданный творческий подъём.
И сегодня мы имеем все предпосылки – мощный пул из уже сотен созданных за это время крупноформатных произведений европейского качества, потенциал ещё не написанных программных произведений и просто обязаны, в той степени, в которой это практически возможно, повторить сравнительно недавний региональный прорыв итальянского трансавангарда, немецкого неоэкспрессионизма, «лондонской школы», китайского, индийского или русского искусства.
Очень похожа на нашу, киевскую – ситуация «Лейпцигской школы». Показателен и поучителен пример её разворачивающегося на наших глазах, прямо здесь и сейчас успеха. Совпадение, параллельность прослеживается не только в происхождении из общего постсоветского, посттоталитарного пространства, но и формально пластически, визуально. Согласитесь, что действительно, много схожих идей, например, у Нео Рауха и Савадова. Как известно, Нео Раух сегодня уже стал мировой звездой с очередью на приобретение его картин на ближайшие пять лет, которая состоит из самых знаменитых коллекционеров Америки, Европы и Азии, и ценой в миллион долларов. Это реально может и должно произойти и с украинскими художниками, пусть даже и не в таком масштабе.
Ведь мощью пассионарного взрыва 90-х, качеством искусства, метафизической глубиной, смелостью и новаторством языка некоторые наши авторы не только не уступают самым лучшим современным мировым художникам, но более того, очевидно превосходят многих искусственно раскрученных персонажей.
Для того чтобы эта возможность прорыва «киевской школы» на вершины мировой известности стала реальностью – в первую очередь мы, художники, арт критики и кураторы должны как угодно, но стараться преодолевать все противоречия и недоразумения между нами, между теми немногими, кто остался.
Необходимо общаться и обмениваться мнениями, поддерживать друг друга, противясь, насколько это возможно, медленному сползанию в туманы и сумерки одинокого и разделённого предстояния пред Вечностью.
Мы ещё можем совершить этот необходимый прорыв в мировую элиту современного искусства. У нас ещё есть последний шанс, объединившись вновь, но уже сознательно и ответственно, ради нашего общего прошлого и большой цели будущего, сделать нашу историю тем, чем она и так есть на самом деле. Давайте вспомним, что наша история – это удивительная и уникальная история художников-героев, которым выпал редкий дар прожить несколько жизней в разных мирах и эпохах, наблюдать превращение тысячелетий, крушение великой империи, становление чего-то нового и неведомого и которым повезло остаться свободными духом, ни смотря ни на что.

Александр Клименко

4 комментария • Добавить комментарий

TOP-20

Александр Клименко
"Энергия обновления" 200...
18 000 $

Александр Клименко
"Философия аристократизма...
8 USD

[ Смотреть все ]


Раздел выставок пока не заполнен.


Арсен Савадов
Пленер

Василий Цаголов
N/a


Сергей Круглик, 15 января 2009

«Сильное воображение порождает событие»

«Fortis imagination general casum» (lat.)
«Сильное воображение порождает событие» (лат.)
Однажды, по-другому присмотревшись к приёмам одного моего хорошего друга-живописца (только на первый взгляд вполне обычным, но на самом деле чрезвычайно оригинальным, даже я сказал бы новаторским), сам загорелся желанием последовать его примеру —ТВОРИТЬ ЧТО-ТО НЕВЕРОЯТНОЕ И ПРЕКРАСНОЕ. Именно невероятное, написанное Александром Клименко со всем присущим ему мастерством, заполняет пустое пространство белого холста со всеми гротесками, диковинными, фантастическими и одновременно реальными рисунками, вся прелесть которых состоит как раз в их разнообразии и причудливости не обыденного.

[ Читать дальше ]


Ариунболд.С, 27 июня 2012

te_artstude@yahoo.com пиши по этой адрес

Андрей, 30 октября 2010

http://artnow.ru/ru/gallery/0/8697.html
понравились ваши работы


Ваше имя:
Текст комментария:
Введите символы, изображенные на рисунке:




7.06.2016 11:05  18 червня Києві відбудеться святкування традиційного латвійського свята для всієї родини - Янів день

13.10.2009 17:13 ЮНЕСКО може занести Лавру і Софію Київську у "список під загрозою"

13.10.2009 17:13 Львівський трамвай "одягнули" у вишиванку

13.10.2009 17:13 Робота українця прикрашає китайський урядовий парк

13.10.2009 17:13 Лондонські акули замаються коханням під музику

13.10.2009 17:13 Більшість немовлят країн Заходу доживуть до 100 років

13.10.2009 17:13 В Україні з’явилось унікальне Євангеліє

13.10.2009 17:13 Світові шедеври Далі та Родена приїхали до Києва

13.10.2009 17:13 В Україні започатковано унікальну серію християнських читанок

13.10.2009 17:13 Відновлено будівництво "Запорізької Січі"


Галерея «Тимутопіяпрес», 6 мая 2016 16:54
http://tymutopiyapres.blogspot.com

http://tymutopiyapres.blogspot.com

Нет комментариев • Добавить комментарий


lenta.ru
8 января 2009

Портрет Анны Иоанновны оказался изображением Екатерины Великой

Хранившийся в запасниках Владимиро-Суздальского музея-заповедника портрет императрицы Анны Иоанновны оказался одним из самых ранних изображений Екатерины Великой


8 января 2009

Из берлинской галереи украли рисунки Пикассо и Матисса

В Берлине в ночь на Новый год неизвестные ограбили картинную галерею Fasanengalerie, украв 25 картин и множество скульптур, сообщает Radio Berlin-Brandenburg.


8 января 2009

Спасение нерядового Тициана. Британцы выложили миллионы фунтов ради одной картины

Развернутая в Великобритании кампания по выкупу полотна Тициана "Диана и Актеон" у одного из самых богатых аристократов королевства, похоже, увенчалась успехом.



Любомыр Тымкив
асемический пейзаж

Любомыр Тымкив
асемический пейзаж

Игорь Янович
В ночь под Новій год
8000$

Любомир Медвідь
Весна у Страдчі
10000 $

Любомир Медвідь
«Голубе розп’яття»
12000$

Александр Клименко
Светлячки летней ночью
$15000

© 2008-2009 www.100artists.com.ua

Каталог «Современное искусство Украины периода Независимости: 100 имен» приветствует републикации своих материалов с обязательной ссылкой на источник в виде текстовой строки вида «Источник www.100artists.com.ua» и ссылки на данный портал.

строители ремонт квартир бесплатные объявления